© 2014-2016  Алексей Шершнёв

 

Использование любых материалов сайта допустимо только при наличии ссылки на www.shershnyov.com

персональный сайт

© 2014-2016 Персональный сайт Алексея Шершнёва

 

 

При использовании материалов сайта размещение гиперссылки http://shershnyov.com - обязательно!

 
 

"Налог" на здоровье: какой ущерб наносит коррупция в медицине

Портал «Украинская правда», 30.12.2015

На днях глава Одесской области Михаил Саакашвили призвал политиков и активистов объединиться в широкую антикоррупционную коалицию.

 

Если вынести за скобки политические амбиции, и рассмотреть коррупцию в каждой сфере экономики, то наши потери колоссальны и мы, правда, уже давно могли бы жить лучше, если бы не эта социальная болезнь.

 

Каждый профессионал понимает, как появляется коррупция в его сфере и примерно понимает, как ее можно было бы искоренить.

 

Что такое коррупция? Это несправедливое и неэффективное распределение средств.

 

Как я понимаю широкую коалицию против коррупции?

Взять на себя ответственность за причины появления коррупции. Одна из ключевых причин практически в каждой сфере – это отсутствие контроля. Если вы не интересуетесь, как распределяется бюджет вашего города, зная украинские реалии, значит, вы делегируете кому-то этот вопрос решать.

 

Кому вы делегируете это право? Кто эти люди, которые должны максимально эффективно использовать ваши налоги на коллективное благо? Мы все должны, прежде всего, почувствовать себя собственниками нашей страны, наших городов, наших больниц и школ.  

 

Когда ты смотришь в госбюджет, как собственник, то начинаешь видеть интересные вещи. В бюджете 2014-го года я, например, увидел строчку – "Решение трудовых коллективных споров - 10 млн 350 тыс. гривен".

 

Что это значит?

 

Скорее всего, это содержание штата профсоюза, зарплатный фонд, канцелярия, содержание, например, автомобилей. А если разобраться какую ценность приносит содержание всего этого "решения трудовых коллективных споров", то окажется никакую. Таких строчек, за которыми прячутся "черные дыры" для нашего общего бюджета, множество.

 

Вот депутат Мустафа Наем, в прошлом журналист, обнаружил при рассмотрении Госбюджета на 2016-й год 24 млн гривен, выделенных на музыкальный конкурс. В результате его публичного возмущения эти деньги были "перекинуты" на скорую руку на Министерство иностранных дел.

 

Я не знаю, будут ли они использованы там более эффективно. Но мне бы хотелось верить, что там работают люди с правильным ценностями, для которых ответственность и эффективность не пустой звук.

 

В конце концов, надо честно себе признаться: наши налоги, которые мы не контролируем, это сворованное будущее у наших детей.

 

И задача взрослого населения Украины - научиться контролировать наши средства, научиться требовать их эффективного расходования, наконец, стать собственниками своей страны.

 

Мы все собственники "ООО Украина". Госбюджет - это наш бюджет.

 

"Генеральный директор" выбирается нами. И нам нужен такой профессионал, который делает реалистичные прогнозы, заставляет нас дисциплинироваться, а не раздает мешками гречку, поет с нами гимн, или отвлекает наше внимание на менее значимые проблемы, чем наше коллективное будущее.

 

Мы же в свою очередь должны научиться задавать вопрос: "Куда вы тратите наши деньги?".

 

Политики сейчас настолько чутки к общественному мнению, что как только мы все начнем задавать вопросы, сразу появится политическая сила, которая готова будет отвечать на этот запрос.

 

Для меня Антикоррупционный форум – это квинтэссенция запроса, а количество участников – это показатель того, что люди понимают последствия коррупции, понимают, что за все государственные услуги переплачивают втридорога.

 

Как представитель медицинского бизнеса, я могу рассказать, как работает коррупция в моей сфере.

 

Как посчитать коррупцию в медицине

 

По образованию я банкир. Долгое время проработал в "Правекс-банке" - прошел путь от рядового сотрудника до директора одного из направлений. Зарабатывал деньги честно и своим умом.

 

В 2006 году собственник банка Леонид Черновецкий стал мэром Киева. Он пригласил меня, как кризис-менеджера, на должность замначальника горздрава. Задача состояла в том, чтобы разобраться, как устроено "хозяйство" городской медицины, почему оно обходится так дорого, проанализировать неэффективность и потери.

 

Главный вопрос, который стоял передом мной, - если медицина бесплатная, то почему киевляне за нее платят?

В то время на содержание медицины Киева ежегодно выделялось около 2,7 млрд гривен в год. Бюджет Николаевской области тогда был в районе 1,5 млрд гривен.

 

Первым делом я запросил данные медстатитики по городским больницам.

 

На тот момент меддепартаменту подчинялось: 20 стационаров, 8 роддомов, 30 поликлиник, детская сеть из 30 поликлиник, 8 детских больниц, психдиспанцеры, клинические больницы, 14 санаториев, Центр сердца, плюс 60 тысяч сотрудников. В целом, 192 лечебных учреждения.

 

Мы выбрали 20-ть крупнейших больниц и посмотрели статистику по операциям. Попросили главных врачей дать среднестатистические "неформальные" цифры по стоимости той или иной операции.

 

Сведя информацию в таблицу Excel мы получили приблизительную цифру в 7 млрд гривен. Т.е. условный потенциальный оборот "бесплатной" медицины исчисляется в миллиардах.

 

И это при этом, что не анализировались роддомы (все понимают, что роды у нас бесплатными не бывают), а только 20 горбольниц!

 

Допустим, часть операций в ключевых киевских больницах Киева делалась бесплатно. Хорошо, договорились, уберите половину этих денег. Все равно колоссальная цифра, больше чем бюджет. Получается, что наши медики доход оставляют себе, а расходы – кладут на общество.

 

А мы за медицину платим дважды – через бюджет и "в карман". При этом качество медуслуг, признаем честно, контролируется условно.

 

Согласно бюджетному кодексу, у каждой больницы есть спецфонд – это спецсчет в казначействе, куда перечисляются благотворительные взносы, за платные услуги, плюс те деньги, которые больница может зарабатывать сама – например, делая какую-то работу на аутсорсинг.

 

Итак, в 2008 году Горздрав получал на эти счета – 80 млн гривен.

 

Что это значит на языке бизнеса?

 

При обороте более 7 млрд в кассу больниц попадает меньше 1%.

 

Это значит, что мы, киевляне, де-факто собственники больниц, отдали свою собственность в аренду за 1% от дохода, плюс все расходы на износ легли на наши плечи.

 

Когда я посмотрел, какие из больниц в топе по показателям поступлений на их спец счета, то ими оказались не элитарные больницы – типа Александровской или Первой горбольницы, а невзрачные, вечно недофинансированные больницы в отдаленных районах города.

 

Какое управленческое решение можно было принять?

 

Обзвонил экономистов больниц, и сказал: "Ребята, у вас операции стоят столько-то, а благотворительные взносы такие-то. Где деньги?".

 

Только за счет таких терапевтических бесед показатель за год вырос с 80 млн гривен до 200 млн гривен.

 

Главрачу во время такой беседы достаточно было показать строчку по взносам, например, в отделении лучевой диагностики, где во время дежурства Сидорова взносы составляли 5 тысяч гривен, а от Иванова – ноль, при том что количество пациентов одинаковое.

 

Понятно, что врачи компенсируют свою унизительную зарплату (иногда это в 2000 тысячи гривен) до рыночной, которая должна быть не меньше 15-20 тысяч. Но есть часть медиков, которые зарабатывают по 200 тысяч гривен, выполняя тот же объем работ, все в тех же якобы бесплатных больницах.  

 

Мы переплачиваем за медицину дважды, при этом нам не гарантируют результат и качество. И это должен понять каждый взрослый и ответственный человек.

 

К коррупции в медицине и к ее последствиям имеет отношение каждый гражданин Украины.

 

Что с этим делать? Можно ли реформировать медицинскую отрасль так, чтобы искоренить коррупцию?

 

Во-первых, нужно понять, что реформа медицины - задача посложнее реформы прокуратуры или любых других органов. Медики в общественном сознании имеют гораздо больше авторитета.

 

Попробуйте тронуть какого-нибудь высокопоставленного медика, у него обязательно найдется высокопоставленный пациент – защитник. Например, депутат, чья жена лечилась у этого доктора.

 

Саботаж в отрасли будет колоссальный. Медики скажут: "Вы ничего не понимаете в медицине. Вы не имеете права к нам лезть" и так далее.

 

Одним из способов быстрого анализа и избавления от коррупции в медотрасли может стать система электронного учета операций. Советский бумажный учет построен таким образом, что сама "система" управляет данными зачастую в свою пользу.

 

К сожалению, в нашей медицине не медстатистика является причиной принятия решений, а часто наоборот "подгоняется" под нужные показатели

 

Главный враг медицинских коррупционеров – тотальный учет и it-системы, которые будут учитывать и лекарства, и средства, и количество операций.

 

Во-вторых, нам нужен арбитр, который будет контролировать как расходы, так и качество лечения. Таким арбитром в платной медицине уже стали страховые компании.

 

Арбитр – тот, кто умеет считать свои деньги, и защитить их от необоснованного лечения и диагностики. Арбитр не хочет переплачивать, поэтому заставит врачей соблюдать протоколы лечения.

 

Врачи, честно говоря, боятся перехода на страховую медицину.

 

Большинство из них устраивают старые правила игры, при которых они все частные предприниматели, работающие под государственным брендом. Но даже в этой системе есть люди, которые хотят зарабатывать честно, которые готовы быть агентами изменений.

 

Реформировать медицину, скорее всего, придется по отраслям.

 

И логично было бы начать с тех сфер, где у нас большая смертность. А это сердечно-сосудистые патологии и онкология.

 

Сейчас медицина – очень закрытая система.

 

Нам говорят, что проблема в недофинансировании.

 

На самом же деле главная проблема в организации и оптимизации процессов, в ценностях самих врачей.

 

Наши врачи привыкли прикрываться регалиями и статусами, они не хотят, чтобы их контролировали, они не хотят конкурировать и часто не хотят учиться новым методикам и подходам.

 

Поэтому пока мы заложники их коррупционного мышления и круговой поруки.

 

Но это наша страна, наша медицина и это наша ответственность. Поэтому мы должны научиться быть собственниками и задавать вопросы.

 

Цена, которую мы платим за отсутствие нормальной медицины, - это в среднем 20 лет жизни каждого украинца, это не выявленные на ранней стадии сложные заболевания, в которыми в развитом мире уже давно научились справляться.

 

За нежелание менять правила игры в медицинской отрасли – это более чем высокая цена.

 

 

Источник